Варвара Зеленская: мы выросли с портретом Ленина в классе

14 июня 2017, 17:47 1499
Знаменитая камчатская горнолыжница Варвара Зеленская (Дежорж) уже 15 лет живет во Франции. Осенью она планирует вновь приехать на полуостров. Но лишь для того, чтобы поменять русский паспорт.

Варвара Зеленская родилась и выросла на Камчатке. Она была и остается единственной российской горнолыжницей, которой удалось выиграть четыре этапа на Кубках мира. Варвара вышла замуж за физиотерапевта горнолыжной сборной Франции Жюльена Дежоржа. Сейчас она живет в Куршевеле, воспитывает двоих детей: четырнадцатилетнюю Марту и девятилетнего Антона.

- Имена специально подбирали так, чтобы и по-русски, и по-французски произносились одинаково. Дочку муж вообще хотел назвать Светланой или Оксаной, но я отговорила – у меня все подруги с этими именами; я бы просто запуталась, – рассказала Варвара в интервью порталу «Спортс.ру».

- Чем, кроме школы, заняты ваши дети?

- Марта играет в теннис, у нее 5 тренировок в неделю; Антон пробует футбол и тоже теннис, но у него пока щадящий график.

Во Франции считается, если ребенок занимается спортом больше раза в неделю, то родители лепят из него чемпиона. В России, наоборот, если пошел на тренировки, то обязательно для серьезных целей.

Но у нас с мужем нет задачи отдать детей в профессиональный спорт, хотя у Марты хорошие игровые задатки. Важно, что есть постоянная занятость.

- Леонид Тягачев (бывший президент Олимпийского комитета России – ред.) назвал вас «одним из лучших и дорогих инструкторов Куршевеля» (горнолыжный курорт во Франции – ред.) Когда работаете?

- С середины декабря до начала апреля. Я точно не самый дорогой инструктор, но на русском языке один из востребованных. Мой день стоит примерно 440 евро. Есть постоянные клиенты, с которыми я катаюсь больше 10 лет; многие из них так уверенно стоят на лыжах, что в принципе им и не нужен инструктор, но люди приезжают 1-2 раза в год, забывают трассы, нюансы техники; а я нужна как проводник – обеспечиваю им хорошие каникулы. Работа в радость, с не самым напряженным ритмом.

- В этом году 15 лет, как вы живете во Франции. Долго привыкали?

- Честно? Ментально я была готова. Мы же тренировались в основном в Европе, имели хорошие условия благодаря Леониду Васильевичу Тягачеву. Пожалуй, мешало только незнание французского языка. Но мы же, русские, не сдаемся. За 2 года я заговорила, хотя язык познаю до сих пор. Плохо пишу по-французски. Как-то даже призналась мужу: «Если бы знала, какой сложный у вас язык, ни за что бы не вышла замуж».

Особенно тяжело дались носовые звуки, которых нет в русском. Плюс французы принципиально не говорят на других языках. Если, например, в Австрии не знаешь немецкий, тебя спросят по-английски, не знаешь английский – спросят по-французски. Они готовы к контакту – даже русский ради тебя выучат.

Французы не такие. Они не любят много разговаривать, напрягаться. И на первых порах, когда я не совсем уверенно произносила некоторые слова, делали вид, что не понимают. «Мадам, что вы говорите?» Но я быстро раскусила эту фишку: «А вы что меня не понимаете? Повторить?» На самом деле все всё понимают, просто нужно надавить. Акцент у меня, конечно, еще остается. Но это нормально.

А вообще, я люблю Францию, мне нравится культура, еда, климат, самобытность провинций. У французов все есть, они никуда не спешат и не хотят уезжать из страны – может быть, поэтому так прохладно относятся к иностранцам.

Единственное, что напрягает – школьный ритм. Какой-то коммунизм и уравниловка. Таблицу умножения учат годами. Или вот недавно сыну задали три строчки стихотворения; я говорю: «Антон, у тебя хорошая память, давай выучим больше» – «Нет, мам, сказали всем по 3 строчки». Учителя учат их быть одинаковыми, не выделяться, тянут вниз.

Да и вообще реформа образования странная: История называется «Временем», а География – «Пространством». Ерунда полная!

Занятия с 8:30 до 16:30, два часа – перерыв на обед. Уйти пораньше со школы – на ту же тренировку – проблема, преподавателям это не нравится. Для французов спорт после учебы – излишество для богатых. Я это не совсем понимаю.

- Ваши дети говорят на двух языках?

- Да. Дома я с ними общаюсь только на русском. Марта и читает, и пишет хорошо, с Антоном мы пока выучили азбуку.

- Вашу карьеру сопровождал разлом советской эпохи. Что помните?

- Мы все выросли с портретом Ленина в классе. Когда я поступала на истфак в педагогический, история коммунистической партии была основным предметом, а в конце 1 курса стала факультативным зачетом. Ощущаете разницу? Но мы были молодыми и быстро адаптировались к новой жизни.

Хотя менталитет тогда еще был советским: мы приезжали на Олимпиады воевать за медали. Не ходили на церемонии открытия, потому что они мешали тренировкам.

Я всегда с интересом смотрела на американок, которые концентрировались не только на результате, но и на атмосфере. В Солт-Лейке-2002, на своих четвертых Играх, я твердо сказала: пойду на открытие, даже если будет тренировка. Хотелось почувствовать праздник, уловить весь кайф.

- Одна из ваших цитат: «Когда я выступала в команде, ловила себя на мысли: «Мы не знаем технических терминов. Вся Европа говорит на одном языке, а Россия – на другом». Что имели в виду?

- Это главная проблема, которая остается и сейчас в горных лыжах. Да и вообще в нашем спорте. Мы всегда брали объемами. Но больше – не значит, лучше.

Мне повезло: я в 6 лет попала в школу, где с детьми работали замечательные тренеры, альпинисты – супруги Людмила и Герман Аграновские. Они учили технике – каждое занятие начиналось с получасовой теории. Такая разминка для ума. Не всем это нравилось, в силу возраста многое пропускали мимо ушей, но база все равно осталась. Как правильно опираться на лыжу? Как проходить повороты? Как работать ногами и локтями? Казалось бы, Камчатка, снега много – вперед на склон и катайся. Но Аграновские сначала ставили технику и объясняли каждое движение, а потом выпускали на трассу...

- Когда вы последний раз были дома, на Камчатке?

- 11 лет назад. Хочу осенью приехать – надо менять русский паспорт. Сейчас как раз делаю заграничный – он у меня просроченный. Собираю тонну бумаг и вожу их в Париж.

- Ваша подруга, призер чемпионата мира и Олимпийских игр Светлана Гладышева рассказывала про Камчатку: «Лежишь на боку, раскачивает из стороны в сторону. Как будто в вагоне – а это землетрясение. Или налетели ветры злые, пришли медведи, росомахи».

- Трясет каждый день. Просто мы этого не чувствуем. А медведи везде, их много, но к городу не подходят; наши бурые мишки не агрессивные.

Камчатка – уникальное место, человек там еще не подчинил себе природу, можно спрятаться от сумасшедшего потока информации. Наслаждаться воздухом, снегом, солнцем.

Я еще до замужества хотела построить на родине дом. Земли – бери, не хочу! Но городские власти по какому-то безумному закону выделяли на коттеджные постройки... шесть (!) соток! Представляете? В итоге, говорят, до сих пор стоят дорогие особняки как грибы. Хорошо, что не купила...

Павел Копачев, «Спортс.ру» (публикуется в сокращении).

Справка

Варвара Зеленская (в замужестве Дежорж), родилась 5 октября 1972 года в Петропавловске-Камчатском, окончила школу № 1, горнолыжница, заслуженный мастер спорта России. Победительница 4 этапов Кубка мира, многократная чемпионка России, участница 4 зимних Олимпиад.

Подписывайтесь на новости Камчатки от Кам 24 в Telegram. Самые важные новости - до трех раз в день на ваш смартфон.

Прежние новости на эту тему

Пока нет
Написал Спортсмен (аноним) | 26 июля 2017 г, 14:34

Варвара - очень крутая горнолыжница и человек хороший. Но сегодня жизнь так устроена, что лучшие, к сожалению, из России уезжают.

Написал (аноним) | 26 июня 2017 г, 12:40

даже не стал дочитывать. лажа

Написал Смешно (аноним) | 15 июня 2017 г, 07:46

как из тетки-то комплексы лезут...

Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Просьба воздерживаться от нецензурной лексики, как открытой, так и завуалированной. Содержащие её сообщения, в соответствии с законодательством РФ, будут удаляться.